?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Спасибо перепостившим товарищам!
В последнее время часто задумываюсь над тем, как вернуть бессмертие Героям, которых сегодня, в 70-ую годовщину Победы современные Плохиши пытаются представить несчастными жертвами, которые могли бы есть печенье с вареньем, но вместо этого ушли добровольцами на фронт и не вернулись к своим семьям. Но прочла статью и поняла, что они — Герои, совершившие Подвиг и шагнувшие в Бессмертие — в моей защите не нуждаются. Это мы должны отстаивать право быть их преемниками. Как у Роберта Рождественского в "Реквиеме":

Это нужно — не мертвым! Это надо — живым!

И это не с нашими отцами и дедами воюют нынешние Плохиши (нашим героическим предкам они давно проиграли), а с нами, пытаясь в нас убить Мальчишей-Кибальчишей.

Оригинал взят у iouripopov в Мальчиш – Кибальчиш и сказка о Русском Апокалипсисе


Предлагаю вашему вниманию текст Алексея Шелхакова. Текст стоит того, чтоб с ним ознакомились. Буду рад обсуждению в комментариях.

Собственно говоря, уже в самом названии почти все сказано, и если есть в этом тексте хотя бы полторы мысли, то они уже тут. Это о новизне мышления. Как Эйнштейн говорил когда–то: «Дай Бог, чтоб мне в голову за всю жизнь пришло хотя б полторы мысли». Вот они и вынесены в название – полторы мысли этого текста. Да, речь пойдет именно о детской сказке, ее всем известном герое, и Апокалипсисе. Притом не каком–то абстрактном библейском апокалипсисе, коему уже две тысячи лет исполнилось, а о вполне конкретном, Русском апокалипсисе, как феномене русской культуры и ментальности. Ежели Вы считаете, что темы эти не совместимы, либо абсурдны в едином контексте, то наверно лучше будет дальше не читать. И не смею задерживать, так как не берусь доказывать свои тезисы. Может быть, в рамках культур-философского и лингвистического анализа сказки А.Гайдара и можно бы было выстроить нечто доказательное, но вместо этого я предложу художественный текст – размышление.

Однако хватит предисловий. Итак, о чем рассказал нам Аркадий Гайдар в этой простой, детской сказке о мальчике, погибшем на странной войне? Вернее спросить, про что все это?

Про то, как устроен русский катехон, про то, как приходит зло, и на что оно может опереться, про неизбежность схватки с ним. Кто зовет на бой, и как отзываются. Способен ли человек победить своими силами в этой схватке. Про смерть, наполненную смыслом, а также и про то, чего нет в пределах этого текста. Про зияющую пустоту финала, про зеленый холмик над рекой вместо Воскресения и Бессмертия. Все это присутствует в тексте сказки не метафорически, а предельно конкретно, не в качестве символов, а в виде особой «внутрисказочной» реальности. Образы Гайдара ничего не скрывают, они ничего не «означают» кроме самих себя и ничего не прячут. Это особый сказочный реализм, где победа - есть победа, а смерть – есть смерть. Писал ли обо всем этом Аркадий Гайдар? Нет. Скорее всего – нет. Но – написал. В силу чего? В силу гения языка, в силу обостренного нравственного слуха, подобно тонкому камертону, звеневшему внутри этого уникального человека своего времени. Мне кажется, у него было нечто общее с Андреем Платоновым, в непонимании собственных текстов…

Итак, где это все происходит? Конечно в России. Есть такой континент – Россия. Она же – Советский Союз, она же – катехон, удерживающий мир от зла, древний бастион, где еще можно жить не по лжи, и даже не по закону, а по справедливости. Где родившись однажды или попав туда, можно стать обладателем тайны, известной всем…

Когда это происходит? Конечно, в конце времен. Это хилиазм,- тысячелетнее царство праведных. Но ведь и богословы точно не знают, что там будет сначала,- то ли Армагеддон, а потом Царство, то ли наоборот. И здесь нет ответа. Все происходит одновременно, как наверно и должно быть,- время подходит к концу, оно уже сбоит, и в последних конвульсиях старого мира и старого времени невозможно определить, что сначала, а что потом: тысячелетнее царство праведных или тысячелетняя битва со Злом, или все это одновременно. Да, далеко прогнали проклятых буржуинов, за «высокие горы», но глядь, они опять тут как тут. Перегруппировали силы и вновь… Это сжатая в момент вечность. Обычное время течет «по горизонтали», но в этой точке есть вертикальное измерение. Час склонился. Наступило вечное ТЕПЕРЬ.

Конечно, Гайдар пишет о недавно закончившейся Гражданской войне, он предчувствует другую, еще более разрушительную войну, его рука сама выводит контуры этого нового, грозного завтра.… А благодаря гению языка, в тексте сказки вспыхивают отблески вечности, в реальной истории проступают тени некоего инварианта…

И в этом вечном ТЕПЕРЬ есть место личному выбору, есть место подвигу и предательству. В каком-то смысле это и есть миг личного выбора. Так как гонец всегда приходит лично к тебе, только ты сам делаешь свой персональный выбор.

«А матери у них не было». Живет нормальная русская семья в тишине и достатке. «Живи и работай,- хорошая жизнь» Почти райская,- земля родит не волчцы и тернии, а «пшеницу и гречиху». Если бы не работа,- наверное, жизнь была бы райской. Хотя, работа в раю, совсем не лишняя, если в охотку, а не через силу. Живет такая идеальная семья, только женщины в доме нет. Их и во всей сказке нет. Потому, что сказка про войну. На войне женщинам не место. Они иногда могут не пускать мужчин. Бывает, рыдают на пороге, тянут за рубашку. Семья воинов перед последней битвой. И ружье у отца всегда висело на стене.

«Все хорошо, да что-то не хорошо». Мальчиш Кибальчиш единственный верно истолковал далекий шум, приближающейся войны. А Отец «усталый пришел» и, успокоив сына, прилег отдохнуть. Все-таки дети первыми чуют беду. В ситуации, когда принципиально невозможно полагаться на знание, чуткость и интуиция дают преимущества…

Далее, как и полагается по закону жанра сказок, и почти любого другого повествования, приходит Черный Вестник или гонец судьбы. Гонец созывает на бой жителей села. Отцы снимают со стен ружья и уходят. Но, что здесь важно. Гонец собирает только добровольцев. На Армагеддон не будет всеобщей принудительной мобилизации. По крайней мере, у нас, в России, будут добровольцы.

Все ушли, и никто не вернулся. Потом гонец пришел за старшими братьями. Мальчиш не кинулся ему под ноги, с криком «где мой отец?!!». В сказке нет ничего лишнего. Незачем тратить драгоценное пространство слова на то, что и так понятно. Судьба добровольцев решена в тот момент, когда они снимают ружье со стены. Решение принято, дальнейшее с неизбежностью следует из первичного факта выбора. Неопределенность судьбы порождает несоответствие самому себе, а факт такого выбора как раз и вносит эту окончательную определенность, делает однозначным, как ангелы. Ангелы не шутят, они строго равны себе. «Я упаковал мои воспоминания, они мне больше не пригодятся»,- говорит Экзюпери в «Военном летчике», выполняя самоубийственное задание. И отец Мальчиша тоже дописал свою книгу жизни, перевернув последний лист. И снял ружье.

Осознает ли он это? Конечно. Прощаясь с сыном, он прямо говорит, что «пожить за меня хорошо, видно тебе Мальчиш, придется». Что–то вроде этого говорит и старший брат. И тоже уходит. И все повторяется.

И опять Гонец. Дело в том, что он будет приходить, пока есть кому брать в руки оружие. Пока есть кому заступить твое место. Потому что на самом деле гонец приходит лично к тебе. Это закон вечности, сжатой в точку. В этом смысл возвращений. Но третий раз самый важный.

Во-первых, теперь мы обладаем важным знанием. И в этом еще одна особенность топологии пространства нашего Апокалипсиса,- есть и другой гонец. Он приносит радостную новость. Позади три ночи бешенной скачки, загнаны три коня. Весть о нашей беде передана наверх. Теперь мы не одиноки. Седлает коней непобедимая Красная Армия, разворачивается на помощь нам. Это непреодолимая, трансцендентная сила, которая одна и может по-настоящему победить абсолютное зло – врагов рода человеческого, треклятых буржуинов. Конечно, кому, как не грозным ангелам из далекого далека, ставить финальную точку в Битве. Можно ли победить в ней лишь человеческими силами? Нет, нельзя. В силах человеческих – лишь ночь простоять да день продержаться. Так могущественно зло и неустойчив наш земной катехон. Но так же верно и то, что ангелы не придут, они не могут прийти, если их не позвать и не дождаться. Это та часть задачи, которую должны исполнить люди.

Во-вторых, «Дед во сто лет». Деревня пуста. Остались дети и он. На этот раз гонец пришел пешком, уже без коня, израненный. «Вставайте, кто живой остался» Дед взял свою саблю. Дед вышел на крыльцо.

Вообще, экранизации этой сказки были неудачны. Как мультипликационная, так и фильм. Они потешны. Они сказочны. И в этой неудаче есть нечто загадочное и показательное для нашей культуры. Серьезность этой сказки не потянули. Возможно, ее не видели. И в этой неудачности есть еще и пик на данной теме. Особо не удалась тема преемственности.

Да не плакал дед от бессилия. Он уже давно все решил. Он выволок саблю на крыльцо и с трудом поднял ее, ловя клинком последний блик заходящего солнца. Рука его дрожала от напряжения и стала опускаться. И тут ее подхватила детская рука. Она и осталась на эфесе сабли. Дед убрал руку и тихо сказал «Да!». И только здесь появилась скупая слеза.

И замкнулась цепь преемственности. Когда это происходит? В конце времен.…И - всегда. Это происходит в вечности, а вечность не «приходит на смену времени в конце». Она может разорвать ткань времени в любой точке и присутствовать в каждом поколении среди его обыденной жизни, «бесшовно» вплетаясь в его повседневность. В этом смысле, у каждого поколения есть свой миниапокалипсис, своя война «судного дня». И у каждого человека она есть.… Или может быть.

И вот, за дело берутся дети. В отличие от взрослых, они непобедимы. Потому, что, пока есть детство, нет смерти. Пока есть молодость, цветение и радость жизни, нет увядания и старости. Жизнь и смерть - антагонисты. Поэтому все абсолютно логично в сказочном пространстве – бессмертные воины выходят на баррикады и разносят проклятых буржуинов так, что им приходится туго. «Бились –бились, да только сами разбились» Эти бойцы, в отличии от своих отцов и старших братьев, наследуют жизнь, а не передают ее другим. Не имея возможности умереть, они неизбежно побеждают, работая дедовским оружием. « И оружие принять из натруженных рук».

Вполне логичен поэтому ответный ход коварного противника - мирового буржуинства. Поскольку силовая победа сделалась невозможной, благодаря, во-первых, исключительной устойчивости Русского катехона, во-вторых, мобилизации его скрытых, асиметричных сил, сыграла ставка на игровую победу, проще говоря, предательство.

Ох, сколько раз это уже было, и сколько раз еще, наверно, будет. И не переведутся же охотники торговать Родиной, - кто за корзину печенья и бочку варенья, кто за «Премию Мира», а кто и просто за печеньки из пакетика.…Этот персональный и коллективный Плохиш, наверное, никогда не потеряет охоты отпереть черный ход в оборонительной стене и сдавать башни.

И погиб Мальчиш Кибальчиш. Такова, по Гайдару, цена предательства. Но я не уверен, что и в жизни так. Если бы хоть раз погиб наш коллективный Кибальчиш, то не было бы и катехона. Кажется, он всякий раз возрождается, в тот самый момент, когда «потянет дымом с пожарищ». Гайдар нарисовал нам неутешительную картину, в которой Герой похоронен над рекой, на зеленом холме. Его могиле салютуют.… Но это могила.

И в этой роковой недосказанности больше смысла, чем….Не взятая высота советского коллективного мировоззрения. Предельные вопросы остались без ответов. Жизнь, смерть, бессмертие и смысл. Вместо воскресения, - «пройдут пионеры,- салют Мальчишу».

Также, не до конца ясен и вопрос о Военной тайне. Это не просто фигура речи. Тема тайны существует не для красоты повествования. Мальчиш знает тайну, так как владеет ей. Как и любой доброволец, защитник катехона, обладает ею по факту своего бытия. Но может ли он ее выдать.… Вряд ли. Выдать ее нельзя, даже если б он и захотел. Не все, что явлено, можно облечь в слова. Тайна – не формализуемое знание, и это тоже очень по-русски. И все - таки, о чем она, тайна? Может быть, о том, что все мы в действительности давно уже спасены, может быть о том, что «много званых, но мало откликнувшихся». И «когда находится заблудшая овца, у пастыря особая радость». Может быть, о том, что и Авель будет в свое время спрошен «где брат твой, Каин». А может быть обо всем этом вместе. Гарнизон осажденной крепости не спасается поодиночке. Либо крепость выдержит штурм, либо падет. Команда боевого корабля вместе с капитаном и самим кораблем едина и в победе и в поражении. Либо их удел – лавры, либо – зыбкая пучина. Наверно, и катехон также.

Опять потянуло дымом с пожарищ. Опять слышны боевые барабаны за Синими горами. И где–то уже скачет Гонец. Час склонился, и встает на пороге Мальчиш Кибальчиш.

Recent Posts from This Journal

Comments

( Читать комментарии — Оставить комментарий )
fedorova_tl
Sep. 3rd, 2015 10:47 am (UTC)
Это НАШ Гайдар - всадник, скачущий впереди.

И погиб Аркадий Петрович с оружием в руках, следуя по пути своих героев, до последней минуты своей жизни делом подтверждая правду каждого написанного им слова. Ему было 37 лет.

http://www.gaidardb.ru/nash-gaidar/


Спасибо автору за вдумчивый и серьёзный разбор.

vechno_zhivoj
Sep. 3rd, 2015 12:43 pm (UTC)
Да, разбор замечательный. Думаю, что те, кого он задел за живое будут вновь и вновь его перечитывать.
( Читать комментарии — Оставить комментарий )
Интеллектуальный клуб Прометей



КАЛЕНДАРЬ

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

НА СТРАНИЦЕ

МЕТКИ

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow